Александр БРОДСКИЙ

директор и соучредитель компании Robin Fruit

Тендерные лазейки

0
2637
Как известно, работая в тестовом режиме, система ProZorro сумела доказать свою эффективность, и теперь представители бизнеса с энтузиазмом ожидают, когда она начнет использоваться на всем рынке государственных закупок в Украине. Однако ряд экспертов предупреждают, что идеализировать новую систему не стоит. К примеру, в этом убежден директор и соучредитель компании Robin Fruit Александр БРОДСКИЙ, который охотно делится своими соображениями по поводу того, как можно создать на ProZorro еще более прозрачные условия

– Наша компания работает на рынке с 2011 г., и говорить о каком-то большом опыте в сфере госзакупок нам пока рано, – признается Александр. – Тем не менее, для нас, как и для большинства участников рынка, огромная разница между ProZorro и традиционными методами проведения тендеров очевидна. ProZorro – замечательная система. Говорю это без всякого сарказма и иронии. Она упрощает многие вещи. Например, сам доступ к участию в торгах, ведь теперь не нужно в первоначальном пакете документов подавать по 300 листов скопированных и заверенных документов. Однако я далек от того, чтобы назвать ProZorro панацеей от коррупции и злоупотреблений недобросовестных заказчиков. И эту систему нужно усовершенствовать.

Как рассказал эксперт, даже при новой системе многие участники торгов уже сталкивались с целым рядом проблем. Коррупция, к сожалению, и здесь находит лазейки, платежи не всегда проходят в нормальном режиме, «чужие» подрядчики рискуют столкнуться с «наездами» со стороны правоохранительных органов и т.д. Так что компанию, которая, не зная броду, полезла в воду, могут подстерегать серьезные трудности. Понятно, что не все «страшилки» объективно отображают реальность, но, как говорится, дыма без огня не бывает.

– По опыту своей компании могу сказать, что коррупции на рынке государственных закупок действительно еще много, – констатирует А. БРОДСКИЙ. – А вот с проблемами задержки платежей мы пока не сталкивались. В последнее время государственные закупщики стали платить даже лучше, чем коммерческие структуры. Ведь вы в жизни никогда не дождетесь, чтобы представители какого-то уважаемого ритейлера позвонили и сказали: привозите документы, мы уже готовы заплатить деньги. И с «наездами» правоохранительных или контролирующих органов нам пока сталкиваться не приходилось, но здесь я, честно говоря, боюсь «сглазить».

Зато с обжалованием неправомерных действий недобросовестных закупщиков, по словам Александра, сложностей хватает. Любое обжалование в антимонопольном комитете сейчас стоит 5 тыс. грн. Удовлетворят жалобу или нет, неизвестно, а деньги нужно заплатить, причем без всякой надежды на то, что их вернут. Хотя бесплатная или очень дешевая процедура рассмотрения, очевидно, привела бы к тому, что АКМУ утонул бы в массе мелких, ничего не значащих претензий участников торгов друг к другу, и каждому пришлось бы очень долго ждать решения своего вопроса.

Еще одна серьезная проблема – фактически отсутствующая ответственность чиновников и представителей тендерных комитетов за свои действия. К сожалению, у госзаказчика все еще остается масса возможностей обыграть любого потенциального подрядчика.

8 видов злоупотреблений в ProZorro
 

Эксперт назвал 8 разновидностей злоупотреблений и коррупции, с которыми его компании приходилось сталкиваться в ходе публичных, казалось бы, прозрачных торгов:

  1. Сочетание в одном лице заказчика, распорядителя средствами и контролера качества поставляемой продукции.

По мнению Александра, эта главная причина того, что коррупция до сих пор жива. Опыт компании показывает, что, в частности, в тендерах на поставки продуктов, организованных районными управлениями образования, сохраняется немало возможностей для злоупотреблений. Как объяснить, например, что в разных районах города к одной и той де продукции разные тендерные требования?

  1. Специфические требования для участников торгов.

К примеру, иногда госструктуры зачем-то требуют сертификат ISO. Почему – непонятно. Ни одна торговая сеть пока до этого не додумалась. А бывает, что закупщик требует справку по радиологии или другие экзотические документы.

  1. Нечетко прописанные сроки оплаты.

Как напоминает А. БРОДСКИЙ, на рынке существует неписаное правило, по которому оплата проводится в течение 2–4 недель, а организаторы государственных закупок могут прописать в условиях тендера и «до 90 дней». При этом «своим» они обычно платят сразу, а «чужим» – только в конце прописанного срока.

  1. Повышение цены в процессе действия договора для «своих».

Robin Fruit вынуждена была заняться несвойственным для нее делом – исследованием поведения недобросовестных заказчиков. По закону цену, зафиксированную в договоре, в течение срока его действия можно поднимать не более, чем на 10%. Однако отдельные заказчики умудрялись повышать ее на 10% по шесть раз. Нетрудно подсчитать, что это означает повышение стоимости заказа в 1,6 раза! Понятно, что имея такие договоренности, «свои» подрядчики могут объявлять в ходе тендера цену ниже себестоимости – все равно реальная оплата будет включать и прибыль, и «благодарность» коррумпированным чиновникам.

  1. Отказ заказчика от одной из позиций лота.

– Во время проведения одного из тендеров был случай, когда заказчик объявил о закупке лимонов, апельсинов и мандарин, – рассказывает Александр. – Один из участников согласился поставлять лимоны по цене вдвое ниже рыночной и тут же получил конкурентное преимущество перед остальными. Но заказчик «вдруг понял», что лимоны ему не нужны, и снял их с лота.

  1. Поставка меньшего количества товара.

Это еще один вид сговора. На торгах подрядчик откровенно демпингует, и никто не может предложить такой же низкой цены. А затем по документам якобы поставляется в полтора раза больше товара, чем на самом деле.

  1. Поставка товара более низкого качества.

В товарной группе овощей и фруктов разница в стоимости І и ІІ сорта может достигать 50%. Но всем известно, что в детские сады, армию, тюрьмы или дома престарелых часто попадает продукция ІІІ сорта или то, что вовсе надо было бы утилизировать. Само собой разумеется, в тендере было прописано исключительно высокое качество, но если поставщик «свой», подмены никто «не заметит».

  1. Изменение условий в ходе тендеров.

Чтобы убрать из числа участников тендера как можно больше «чужих» компаний, заказчик в процессе несколько раз меняет требования. Порой речь идет о мелочах, которые трудно заметить, однако это позволяет организатору признать многих участников несоответствующими, а «свои», естественно, всегда заранее знают, какие бумаги следует подготовить.

Как побороть коррупцию
 

Иного способа, кроме как вытаскивать всю эту грязь на свет Божий, не существует, – уверен А. Бродский. – Все случаи злоупотреблений мы пытаемся сделать достоянием общественности. Пишем о них на форумах и в социальных сетях, рассказываем всегда и везде. С коррупцией нужно бороться не только в юридически-правовой плоскости, но и предавая такие факты общественному порицанию. Нечестный чиновник должен чувствовать, что его поступки аморальны. В противном случае он продолжит злоупотреблять своим положением, даже не скрывая своих намерений.

Помимо этого, следует почаще обращаться в контролирующие, правоохранительные органы и суды. Однако важно понимать, что иск или жалоба будут успешными, только если вы подадите их правильно и к месту. К примеру, если вам кажется, что условия закупок дискриминационные, можно обжаловать их в антимонопольном комитете. Но если вы при этом подали документацию для участия в тендере, это автоматически будет означать, что вы согласны с его условиями, и тогда обжаловать их и добиться своей цели будет трудно, практически невозможно. Оспаривание результатов тендера возможно на основании множества факторов, но не предложенных условий.

Альтернативой может стать обращение в хозяйственный или административный суд. Ведь АКМУ, как известно, жестко привязан к единственному закону о проведении тендерных закупок, тогда как судья может рассматривать справедливость или несправедливость проведенных процедур, оценивать их с точки зрения других действующих нормативных актов. Есть еще и такие организации, как Государственная финансовая инспекция, счетная палата и др. Если ваша компания предлагала цену ниже, чем победитель тендера, а ее предложение отклонили – жалуйтесь.

– Здесь даже не результат важен, а сам процесс, – подчеркивает А. БРОДСКИЙ. – Пусть контролеры обратят внимание, проверят действия чиновников, чтобы в будущем им неповадно было заниматься нехорошими вещами. Все это, конечно, потребует затрат времени, а возможно, и денег. Но мы, например, рассматриваем усилия в этом направлении как инвестиции. Наша компания серьезно относится к рынку госзакупок, мы собираемся долго на нем работать. И нам не все равно, какие реальные условия будут на этом рынке в дальнейшем.

 

 

 

Другие публикации автора: 
Александр БРОДСКИЙ

директор и соучредитель компании Robin Fruit