Вячеслав ГЕРАЩЕНКО

руководитель Presidents MBA Киево-Могилянской бизнес-школы (KMBS)

Взаимодействие на системном уровне как способ совершенствования бизнеса

0
811
Задумывались ли вы, почему в разных технопарках, бизнес-инкубаторах или «силиконовых долинах» технологии развиваются лавинообразно, а бизнес растет, как на дрожжах? На первый взгляд, ответ прост: там сконцентрированы капитал, высококлассные специалисты и современные технологии. Но этого, по мнению экспертов, было бы достаточно лишь для создания линейной зависимости между задействованными ресурсами и полученными результатами – скажем, увеличение вложенного капитала вдвое привело бы к двукратному росту производства. Однако в мире есть немало мест, где 1+1 в сумме дает больше, чем 2. Почему так происходит?

Примеры аномально позитивного успеха

Речь идет о нелинейных процессах, при которых взаимодействие очевидных и неочевидных факторов помогает создать уникальное пространство для развития бизнеса в той или иной сфере. В мире, оказывается, есть масса историй ошеломляющего успеха, когда на локальной площадке или весьма ограниченной территории эффективность бизнеса, производительность и прибыльность вдруг начинают зашкаливать. По мнению В. ГЕРАЩЕНКО, если мы хотим и сами продемонстрировать такой успех, повысив до максимума конкурентоспособность своего предприятия и открыв для себя путь к процветанию в долгосрочной перспективе, необходимо, с одной стороны, как можно подробнее изучать такие примеры, а с другой – понимать, как можно усовершенствовать свою деятельность.Так называемых аномально эффективных бизнес-долин в мире немало. И расположены они отнюдь не только в самых развитых странах. Возможно, вы будете удивлены, но такие зоны с одинаковым успехом возникают как в высокотехнологичной Японии, так и в значительно менее технологичной Украине. Они есть буквально на всех континентах.
Скажем, в итальянской Бьелле проживают всего 48 тыс. человек. Тем не менее, там работают сразу 200 фабрик, благодаря которым небольшой городок является бесспорным мировым лидером в сегменте Luxury-текстиля. Кстати, текстильное производство в этой местности развивается с 1245 г. Этот пример наглядно показывает, что несмотря на ограниченность по времени циклов развития подобных географически ограниченных систем, их можно поддерживать веками, если постоянно уделять внимание развитию и совершенствованию.

В городе Далтон (США) население составляет всего 25 тыс. человек, но он является мировой столицей по производству ковров. Здесь 174 профильных фабрики, обеспечивающие 85% всего американского производства ковров или 50% – мирового. Первая фабрика в этом городке открылась еще в 1885 г., когда ее владельцам подарили на свадьбу специальный станок. Получается, аномально успешные бизнес-долины могут не только существовать как угодно долго, но и возникать вполне случайно.

В другом американском городе Вичита проживают 300 тыс. человек. Здесь сосредоточена половина всего мирового производства самолетов малого класса, поэтому город известен как мировая столица самолетостроения. Первые компании данной отрасли были основаны там в 20–30 гг. прошлого столетия. Снова возникает вопрос: почему их владельцы не открыли свой бизнес где-нибудь в Нью-Йорке или Чикаго, а выбрали город средних размеров?

Итальянский городок Монтебеллуна (население 25 тыс. человек) обеспечивает 75% мирового производства горнолыжной обуви. В ее производстве и разработке дизайна задействованы около сотни компаний. Отсюда происходят такие известные бренды, как Tecnica, Salomon, Rossingnol и др. Местные специалисты пытаются получить часть мирового рынка и в других видах спортивной обуви.

Во французском селе Брель (население 3 тыс. человек) сосредоточено 75% мирового производства бутылочек для парфюмерии – в этом сегменте там работают 65 компаний. В китайском городке Кьиаотоу (33 тыс. жителей) производится 60% пуговиц, изготовляемых во всем мире. В Кастель-Гоффредо (Италия) расположено 200 трикотажных производств. Несмотря на то, что население городка составляет всего 11 тыс. человек, они обеспечивают носками каждого третьего европейца.

Но оставим на время развитые и быстро развивающиеся страны и обратим внимание на латинскую Америку. По данным статистики, в 1982 г. на территории Чили работали только 12 производителей вина, которые обеспечивали экспорт на сумму $11 млн. Ровно через 30 лет Чили стала пятым мировым экспортером вина, а количество его производителей превысило три сотни. За границу продается продукции более чем на $1,8 млрд. Рядом находится другая винодельческая страна – Аргентина. Там лучшие для выращивания винограда климатические условия, да и площади виноградников в 2,1 раза больше, чем в Чили, однако объемы экспорта вина составляют только 64% от чилийских.

Наконец, вернемся в Украину. Львов – один из самых больших городов страны. После развала СССР промышленность там почти полностью остановилась, освободив место для развития современных отраслей. В 1997 г. объемы услуг, предоставляемых ІТ-компаниями города, оценивались всего в $100 тыс., а уже в 2012 г. этот показатель вырос более чем до $300 млн. По некоторым данным, сегодня он уже превышает $300 млн в год. Во городе работают 10 крупных, а также более 100 средних и мелких ІТ-компаний, в которых занято более 10 тыс. профильных специалистов. Создана Ассоциация львовских ІТ-компаний, которые давно уже стали частью глобального рынка. Объемы производства растут в среднем на 25–45% в год.

Последний пример также доказывает, что территория успеха может возникать не только в удаленных от больших городов локациях. Несмотря на то, что отрасль ІТ названа вторым приоритетным направлением развития Львова, нетрудно предположить, что компании развивались без особой помощи со стороны государства. Тем не менее, если сравнить объемы производства услуг на одного ІТ-специалиста с ВВП на душу населения в Украине, станет понятно, что такое аномально высокие темпы развития.


 

Полная версия этого материала доступна после оформления подписки
 

Оформив подписку, Вы получаете доступ ко всем материалам, размещенным на сайте Logist.FM

Оформить подписку.

Другие публикации автора: 
Вячеслав ГЕРАЩЕНКО

руководитель Presidents MBA Киево-Могилянской бизнес-школы (KMBS)