Диана ПИЛОЯН

директор логистической компании «Диалогистика»

Сказочная логистика, или 50 дней из жизни экспедитора

0
2217
Жизнь транспортного экспедитора мало похожа на сказку. Тем более неожиданной может показаться идея поселить его в сказочный мир. Но именно так сделала директор логистической компании «Диалогистика» Диана ПИЛОЯН в своей книге «Сказочная логистика». Очевидно, к такому решению ее подтолкнуло собственное восприятие логистики как отрасли исключительно живой и подвижной. «Это область, в которой каждый день что-то происходит, и каждая перевозка, как открытие», – пишет Диана в предисловии.

Фрагмент книги «Сказочная логистика или пятьдесят дней из жизни экспедитора».

* * *

...Выпроводив фрейлин, Принцесса приказала узнать, кто живет по номеру, что дали фрейлины, и вызвать его к себе. Через час перед ней стоял высокий, худой светловолосый парень по имени Робин Гудман. «И что симпатичного нашла герцогиня в этом веснушчатом простачке?» – думала Принцесса, разглядывая его. «Как же она хороша в жизни!» – думал, в свою очередь, Робин, видевший до этого изображение Принцессы только на монетах.

Принцесса Карина вкратце рассказала, что ей нужно: доставить карету из Шармандии, ткани и фарфор из Подоблачной и деликатесы из Пармезании.

– Почем доставишь все это? – спросила Принцесса.

Парень покраснел, потом тряхнул челкой, откашлялся и тихо, но четко сказал:

– Ваше Высочество, если позволите, я бы ознакомился с маршрутами и количеством груза, все посчитал, а завтра дал бы ответ.

– Что тут считать? И так все понятно! Если ты такой профессионал, как себя рекламируешь, то должен сразу называть цены по всем маршрутам!

Такой ответ Принцессы вогнал Робина в ступор: он не понимал, кто из них сейчас чего-то не понимает. Но сделал вторую попытку:

– Ваше Высочество, я прошу дать мне время на обдумывание только лишь для того, чтобы предложить Вам лучшую цену, что позволит сэкономить деньги Вашего Высочества.

Принцесса поджала губки и произнесла, растягивая слова:

– Ладно, дам тебе время, как ты просишь, – и добавила более жестким тоном: – Учти, бал назначен на 10 июня, у тебя 50 дней на доставку. Не уложишься в срок – не только не получишь обещанные деньги, но и сам еще мне доплатишь!

Робину не оставалось ничего, кроме как поклониться в знак согласия.
«А он не дурак, как поначалу может показаться», – подумала Принцесса, когда за посетителем закрылись тяжелые дубовые двери.
«Мда… Сложно будет угодить такому заказчику», – думал Робин, выходя из зала.

Получив от камердинера Принцессы скупую (хоть какую-то!) информацию о том, что, где и в каком количестве надо забирать, наш герой вернулся в свою контору, заварил крепкий кофе и стал «раскидывать мозгами», а точнее, той их частью, которая отвечает за логику, чтобы построить всю ЛОГИСТИКУ…

Глава вторая
О том, как Робин Гудман выбирает поставщика


В маленькой конторе на улице Трех Бешеных Барабанщиков наш герой вплотную занялся запросом Принцессы. «Кони, мои кони, где ж вы, мои кони», – мурлыкал он себе под нос, прикидывая примерно, кому из перевозчиков можно выслать эти запросы на просчет. Вы спросите, почему кони? А потому, что тогда именно они в основном занимались перевозками по суше. Они владели различными телегами – большими, маленькими и даже стеклянными, с двойными стенками, между которыми выкладывали лед, чтобы не испортились перевозимые в них продукты. Перевозчиков было великое множество, и к каждому нужно было найти свой подход. Но две вещи были присущи абсолютно всем им: любовь к предоплате и вечное нытье. Учитывая, что первый пункт Робину редко удавалось обеспечить, он сразу морально готовился ко второму.

В то время существовало некое «поле вопросов и ответов» со странным названием ШВАРДИ (непонятно, от какого слова происходило сие название), в котором заказчики или такие же экспедиторы, как Робин, размещали свои заказы по перевозке грузов, а перевозчики – предложения по своим телегам. В этом же «поле» можно было найти ответы на различные вопросы касательно перевозок, узнать о последних нововведениях в Королевстве. Но главным было другое: в ШВАРДИ можно было оставить отзыв о перевозчике или посреднике – хороший или плохой в зависимости от ситуации. Порой именно количество положительных или отрицательных отзывов играло решающую роль в выборе перевозчика или заказчика, поэтому иногда возможность написания гадостного отзыва становилась орудием шантажа в руках перевозчика, пытающегося таким образом надавить на своего заказчика и заставить его платить. Робин не любил ШВАРДИ не потому, что боялся отрицательных отзывов (кстати, положительных у него было больше), а потому, что выставленные им заказы могли быть «перехвачены» другими подобными ему экспедиторами.

Вот и сейчас, даже не заглядывая в ШВАРДИ, он достал свой старый засаленный блокнот, в который записывал имена самых лучших, самых верных, самых надежных, однако не самых дешевых перевозчиков. Опыт показывал, что в итоге лучший вариант предложит только проверенный конь. Робин открыл, было, блокнот, но потом передумал и решил начать с морской перевозки как самой длинной по срокам доставки. Чтобы набрать номер Кота Рудольфа, лучшего агента в порту Дюкришель, Робину не нужен был заветный блокнот – он знал этот номер на память:

– Здорово, Котяра!

– Приивеет… – муркнул в ответ Кот.

– Как жизнь? – решил поинтересоваться Робин.

– Полурегуляяярно, – прозвучал обычный ответ Рудольфа на этот вопрос.

«Это значит, что все пучком!» – перевел про себя Робин и начал кратко излагать суть своего звонка, так как знал, что Кот не любит длинных прелюдий. Пообещав дать ответ ближе к вечеру, Котик сладко зевнул и повесил колокольчик (здесь и далее вместо мобильного телефона – прим. автора).

Итак, первый запрос был отправлен. Следующей в очереди была доставка кареты. Учитывая, что отправитель был указан тот же, что в случае с герцогиней, речь шла о перевозке негабарита. Не получив от камердинера Принцессы точных размеров кареты, Робин запросил их у грузоотправителя в Шармандии, с которым был знаком по последней поставке. А заодно поинтересовался стоимостью груза, так как нутром чувствовал, что карета будет дороже, чем в прошлый раз. Недаром же Принцесса Карина славилась во всей округе своей любовью к роскоши!

Мсье Бальбес из Шармандии заверил Робина, что размеры кареты точно такие же, как в прошлый раз, но по стоимости, правда, она будет гораздо дороже. «Без г-на Трусоффа не обойтись», – подумал Робин, набирая на колокольчике номер щупленького, вечно сморкающегося страхового агента.

– А она т-точно новая, ваша карета? Оплата будет в-в-в-вовремя или как в прошлый раз?...а…а…апч-хи! – волновался как всегда господин Трусофф.

– Ваша правда, господин Трусофф! – поспешно ответил Робин и пообещал в этот раз все сделать, как надо.

С негабаритной телегой пришлось повозиться: если и была телега нужного размера, то не в нужном месте, а если была в нужном месте, то не того размера. Заколдованный круг какой-то! А цены?! Это же уму непостижимо, как дорого они все стоили! Пока выслушивал коней, занимающихся негабаритными перевозками, у Робина вдруг создалось впечатление, что он невольно стал свидетелем какого-то странного аукциона: как будто они пытались перещеголять друг друга своими астрономическими ценами!

«Забросив удочку» нескольким перевозчикам негабаритчикам, Робин решил заняться перевозкой из Пармезании. Цены на холодильные телеги из этой страны, как всегда, поражали своим разбросом – от 14 до 20 монет. Получалось, что если дать цену из расчета на самого дешевого перевозчика, не факт, что у того будет телега в нужный момент, и тогда придется из своего кармана доплачивать, чтобы заказать у более дорогого; а если опираться на цену самого дорогого перевозчика, надеясь, что у него уж точно будет телега, есть все шансы не получить заказ вообще. «Придется цену из Пармезании давать наугад, – размышлял Робин. – За месяц до даты отгрузки все равно никто точную цену не назовет».

Провозившись до семи часов вечера с тремя запросами и не получив ни одной цены, Робин решил отложить все на завтра, на свежую голову. Тем более, что в это время было уже бесполезно звонить кому-то из перевозчиков.

* * *

 – …Я тебя поцелую… потом, – шептала Принцесса Карина, – КОГДА ВЫПОЛНИШЬ ЗАКАЗ!!! – Робин аж подскочил в своей постели. «Надо же такому присниться!» – думал он, прогоняя остатки странного сна. Хотя в жизни случаются и более невероятные вещи, чем поцелуй настоящей Принцессы.

– Представляешь, Геш, я во сне чуть не поцеловался с Принцессой Кариной! – воодушевленно расска
 зывал он свой сон попугаю Генриху Четвертому.

– Дуррак! Заведи себе, наконец-то, дуррочку!

Наскоро умывшись и одевшись, Робин выбежал на улицу. Купив по дороге пончиков с шоколадной начинкой, он шел к своей конторе, предвкушая тот сладостный момент, когда заварит себе ароматный кофе и позавтракает, как всегда, прикидывая в уме план действий на день.

Спокойно позавтракать не дал колокольчик, который, казалось, только и ждал, когда хозяин заварит себе кофе, чтобы начать звонить без умолка.

– Вы что, сговорились все, что ли??? – возмутился вслух Робин, отвечая на седьмой звонок подряд. Наконец, когда возникла небольшая пауза, он успел записать в ежедневник свой план на сегодня:
1. Получить цену у Кота
2. Цена на доставку кареты
3. Заполнить и выслать бланк на страхование кареты
4. Прикинуть цену из Пармезании.
5. Сделать коммерческое предложение для Принцессы.

«Коту звонить еще рано, он еще спит», – думал Робин, заполняя бланк на страхование. Пробежав глазами по заполненному бланку и убедившись, что вся необходимая информация указана верно, он открыл окно, словил первого попавшегося почтового голубя (их там сидело великое множество на карнизе) и вручил сверток для г-на Трусоффа.

Зная, что кони негабаритчики сами перезванивать не будут (видно, гордость не позволяет!), Робин решил напомнить о себе, обзвонив тех, кто хотя бы обещал вчера посчитать его запрос. Из всего множества остались три более-менее реальных коня, которым хотя бы было интересно это направление. Выслав этим троим размеры и картинки кареты, полученные от мсье Бальбеса, он вышел на улицу покурить.

Неожиданный звонок от Кота прервал приятные мысли Робина о Принцессе и ее обещанном поцелуе:

– Дорогуша, есть две новости для тебя: одна хорошая, другая – не очень. С какой начать?

– Давай с хорошей, – Робин решил оттянуть неприятный момент.

– Есть один кореш, может забрать твои сундуки (имеется в виду морской контейнер – прим. автора) по чумовой цене.

– Отлично! А плохая какая?

– Сольдо вперед! В полном объеме до захода шлюпки в Дюкришель.

На сленге Кота Рудольфа это означало: деньги вперед, оплата в полном объеме до захода лодки в порт.

– Чумовая цена – это сколько? – Робин повернул разговор к деньгам.

– 15 золотых (национальная валюта, здесь 1 золотой приравнивается к 2 тыс. грн – прим. автора).

– Ну… да, в принципе, неплохо, – согласился он, прикидывая в уме свою математику. – Может, попробуешь поговорить с корешем о других сроках оплаты?

– Неее…

– Ну, Котик… Ну, Рудичек… Рудольф, ты же все умеешь! Я тебе еще один золотой накину сверху, идет?

– Уговорил таки, шельма…. Только я ничего не гарантирую! Получится – позвоню.

Робин радостно потер руки: он был уверен, что Кот сумеет договориться об отсрочке платежа. Потом позвонил один из трех коней-негабаритчиков:

– Можем доставить вашу карету за 40 бобриков (имеется в виду валюта – прим. автора), но только при условии, что 80% в виде предоплаты, остальные 20% – по факту прибытия телеги на таможню Королевства…

«Черт! Опять эти бобрики! Я же разорюсь на их покупке с нынешним курсом!» – думал Робин, слушая многочисленные условия Коня.

– … и телега не будет выгружаться без оплаты!

– Ну, разумеется! – быстро согласился Робин и перевел разговор в другое русло. – Может, встретимся для более детального обсуждения этой поставки?

– Не вижу смысла встречаться. Но если Вам так хочется, приезжайте – поговорим.

Мда…. Цена была великовата, мягко говоря. Если перевести 40 бобриков в золотые монеты по курсу 1,5 золотых за один бобрик, то получалось, что надо выложить за эту перевозку 60 золотых, причем 48 из них – наперед! Да и не факт, что Принцесса Карина рассчитается сразу же в день прибытия груза в Королевство. Горький опыт научил Робина, что чем богаче клиент, тем дольше он платит.

«Надо что-то придумать, чтобы выторговать себе скидку!» – думал он, собираясь на встречу. И тут его осенило! Когда-то он купил в подарок другому коню чудеснейшую уздечку с маленькими золотыми колокольчиками, но в последний момент передумал дарить, так как тот конь был слишком прост и не оценил бы столь изысканный подарок.

«Будем действовать по обстоятельствам, а вдруг этот конь окажется эстетом?» – думал Робин, заворачивая уздечку на всякий случай в подарочную бумагу.

Глава третья,
В которой рассказывается о том, как Робин Гудман торговался

Контора перевозчика-негабаритчика находилась на окраине города, на улице Кривоногих Кроликов. Вывеска на входе в контору гласила о невероятной серьезности сего предприятия: «КорНегабаритМагистральТелегТрансТяжеловесКоньСнабСервис». Робина по разило такое длинное название, так как он привык, что все перевозчики назывались более или менее одинаково и понятно – например, «КоникТранс», «Конячка-перевоз», «Лошадка-сервис», «Телегснаб» и т.д. Интерьер конторы поражал еще больше: стены пестрели грамотами и наградами от разных знатных особ, а также картинами, изображающими основную гордость «КорНегабаритМагистральТелегТрансТяжеловесКоньСнабСервиса» – его безумно красивые телеги! Да, этой конторе и ее хозяину действительно было чем гордиться!

Но все это ничто по сравнению с тем шоком, в который поверг Робина хозяин конторы, Леонард Буцефалович – холеный серый конь в полосатом галстуке, с отполированными копытами и напомаженной гривой! Стараясь изо всех сил сдержать прорывающийся смех, молодой человек вежливо поздоровался и задал первый вопрос, который пришел на ум, чтобы отвлечься:

– Скажите, пожалуйста, а сколько всего телег у Вас?

Дальше был подробный рассказ хозяина обо всех его телегах: где, когда, почем они покупались, что перевозили, для кого и т.д. Робин мастерски изображал живой интерес, на ходу обдумывая, каким образом повернуть разговор так, чтобы конь сделал ему скидку. Видя, что разговор на любимую конем тему затянулся, Робин перешел сразу к делу:

– Позвольте сделать Вам небольшой подарок...

– Подарок? Это так неожиданно…

Пока конь Леонард восхищенно рассматривал красивейшую уздечку, Робин ловко перешел к проблемам покупки бобриков, к грабительскому курсу бобрика к золотому, пожаловался на клиентов, которые никогда не входят в положение перевозчиков и не хотят платить вовремя, и тогда аккуратно спросил о возможности пересмотра цены и сроков оплаты.

– А?.. Что? – ответил конь, недовольный тем, что его отвлекли от интересного занятия.

– Я говорю, было бы неплохо, если бы Ваша цена была 30 бобриков, из них 60% в качестве предоплаты, остальные 40% – по доставке в Королевство, – аккуратно предложил Робин.

– Нет, за 30 бобриков мне неинтересно! – ответил Леонард Буцефалович, отодвигая подарок от себя, но все еще не отпуская его.

Робин понял, что надо ловить шанс, и моментально отреагировал:

– 30 бобриков и 50 на 50! – почти выкрикнул он, обратно двигая уздечку к коню.

Конь скорчил недовольную мину, помотал головой, но в итоге выдавил:

– Хорошо!

Ударив по рукам и копытам, Робин Гудман и Леонард Буцефалович попрощались, как старые друзья.

Пока Робин шел обратно в контору от «КорНегабаритМагистральТелег…бла
бла», позвонил Кот Рудольф и крайне довольным тоном сообщил:

– Пупсик, 16 монет за доставку твоего сундука. При этом 50% предоплаты, остальные 50% – по доставке в Королевство. Отгрузка в это воскресенье. Как видишь, все чики-бомбони!

Слушая Кота, Робин живо представил, как большой черный котяра, вальяжно развалившись в кресле, смаковал свою победу и ждал похвалы от друга за свои труды.

– Ну, ты красава! Кто бы сомневался! Ты лучший! – Таки да! – промурлыкал Кот.

Вернувшись в контору, Робин начал набрасывать текст коммерческого предложения для Принцессы.

– Итак, цена на перевозку из Шармандии составила 52,5 золотых, если считать по курсу 1,5 золотых за бобрик, – бубнил он. – Но считаем 55 золотых на случай скачка курса бобрика. Цену из Пармезании считаем среднюю из того, что предлагалось, т.е. 18 золотых. Цена из Подоблачной составила 16. Итого, получается 55+18+16 = 89. Эта цифра отлично округляется до 100, но я дам 99!

Еще раз пробежав глазами коммерческое предложение, Робин удовлетворенно кивнул, потом быстро собрался и помчался во дворец.

Принцесса Карина была сегодня какая-то важная, деловая. Она молча приняла свиток из рук Робина и начала читать. В этот миг в зал ворвался советник Луи Даг с сияющими глазами. Он поклонился Принцессе и, широко улыбаясь, произнес:

– Ваше Высочество, как и обещал, принес Вам лучшее предложение по запросу Вашего Высочества! Такой цены Вам не предложит никто! – с этими словами он вручил Принцессе свой свиток.

Она его молча развернула, посмотрела, насупилась, потом отложила и вернулась к свитку Робина. Ухмыльнулась и произнесла высокомерным тоном:

– Увы, милейший господин Даг, Ваше предложение неконкурентоспособно. Молодой человек по имени Робин Гудман дал цену меньше на 20 золотых!.. Нет, на 21!

Улыбка медленно сползла с лица Дага, он посмотрел на молодого человека испепеляющим взглядом, поклонился Принцессе и вышел из зала. А наш герой стоял, не смея шевельнуться, чтобы не спугнуть удачу, и в голове его крутилась одна-единственная мысль: «Наконец-то куплю себе новый колокольчик со встроенным междунетом!» (имеется в виду интернет – прим. автора).

* * *

Выйдя из дворца и увидев, что уже темнеет, Робин решил не возвращаться в контору, а пойти отметить удачную сделку. Вариантов было немного: хорошенько поорать на тараканьих бегах, правда, без компании, так как никто из его друзей ничего не смыслил в этом увлекательнейшем виде скачек, или позвонить Ослику и пойти с ним опрокинуть по 2–3 стаканчика грюнди (крепкий напиток типа виски – прим. автора). Робин выбрал второй вариант.

Ослик Гена был в тот вечер в ударе! Робину было знакомо это настроение товарища, когда он не мог остановиться ни в чем – ни в еде, ни в выпивке, ни в болтовне… Самое ужасное, что Ослик не только сам пил, но и Робина заставлял! «Жаль, что сегодня не пятница», – думал он про себя, выпивая с Геной очередной стаканчик грюнди, и понимая, что утром будет плохо…

– А сыграй мне нашу  любимую! – душа Геннадия громогласно потребовала продолжения праздника, когда два товарища завалились к Робину домой.

Робин не мог отказать другу и полез под кровать, чтобы достать инструмент. Он бережно достал из потертого футляра сверкающую трубу, ніжно погладил ее, как ребенка, и стал играть. Ослик зажмурился от удовольствия, тряхнул рыжей челкой, вытянул шею и затянул тихонько: «...А не спеть ли нам песню о любви…».

Разойдясь с Осликом под утро, Робин еле добрался до постели и упал ничком, даже не раздеваясь. Звонок от Леонарда Буцефаловича сработал как будильник. Робину не то что голову с подушки поднять было больно – он глаза открыть не мог! Конь своими словами как сваи вколачивал в его больную голову. С трудом вытерпев эту пытку, наш невольный алкоголик попытался сообразить, чего же хотел конь. Ах да, он что-то говорил о договоре, о специальных разрешениях для проезда, о предоплате… Стоп! Предоплата!!! У меня же нет денег! Надо идти во дворец просить аудиенции у Принцессы.

Кое-как собравшись, он вышел на свежий воздух. Погода была чудная! Все вокруг было сочно-зеленым, как это бывает в конце апреля. По дороге во дворец Робин зашел на небольшой рынок на площади Седовласых Стрекоз, прошелся по рядам, где продавались всякие пряности и приправы, незаметно взял с прилавка несколько штучек пряной гвоздики и старательно их зажевал, чтобы немного освежить свое дыхание.

Принцесса Карина играла в парке со своими фрейлинами в какую-то подвижную игру, ее золотистые волосы развевались на ветру, на щеках гулял румянец, и она звонко смеялась. Она была на редкость в хорошем настроении, и когда смущенный молодой человек сбивчиво объяснил, что ему нужна часть денег уже сейчас, она, недолго думая, велела позвать казначея и выдать ему 50 золотых.

– Что-нибудь еще? – спросила Принцесса, подойдя ближе к Робину.

– Нет, спасибо! – тот поспешно поклонился, чтобы она не успела учуять запах перегара.

– Тогда ступай, – она улыбнулась, и на ее щеках показались две очаровательные ямочки. От невиданной щедрости Принцессы, от ее улыбки, от неожиданной удачи, от полученных денег у Робина кружилась голова, хотя, может, она кружилась и по другой причине. «Не хватало еще влюбиться в нее!» – злился он на себя за свое смущение, но все же ямочки на щеках Принцессы не вылезали из головы.

Работа в конторе не клеилась: договор пришлось переделывать несколько раз, так как Робин туго соображал и постоянно допускал глупейшие ошибки; от Кота Рудика новостей не было, и на звонки он не отвечал; курс бобрика подскочил, поэтому его покупка автоматически откладывалась на завтра… В общем, вторая половина дня была скучной, вялой, какой-то неконкретной.

А завтра была пятница, а в пятницу курс бобрика, как правило, был ниже, чем в другие дни. С самого утра, до прихода в контору Робин решил зайти к знакомому меняле, который сидел безвылазно в маленькой каморке в самом конце рынка, отдельно от других менял, шумно зазывающих прохожих с предложениями купить или продать бобрики или золотые. Никакой вывески на каморке не было, и незнающие обходили ее стороной, потому что было непонятно, чем там торгуют и торгуют ли вообще.

– Фантики есть? – спросил Робин. Это был своего рода пароль, означавший: бобрики есть?

– Сколько надобно, голубчик? – ответил сгорбленный старичок, глядя на парня поверх засаленного пенсне.

– 17.

– Наскребу, – прозвучал короткий ответ.

– Почем?

– Только сегодня и только для Вас – по полтора золотых.

Робин тяжело вздохнул, но деваться было некуда – меньшего курса можно было и не искать, а учитывая нынешнюю тенденцию, ему, можно сказать, даже повезло. Отсчитав 26 золотых монет, он придвинул их к старичку. Тот не стал даже пересчитывать, так как успел посчитать их одновременно с Робином. Старик протянул сдачу, пол золотого, но Робин отказался: всегда оставлял меняле хоть какую-то комиссию с видом на будущее.

«Итак, деньги на предоплату «КорНегабаритМагистральТелегТрансТя….» тьфу!.. язык можно сломать… уже есть – это раз. Значит, негабаритная телега может быть на загрузке в Шармандии через две недели – это два. Надо созвониться с Бернарчиком (Робин так ласково называл своего дружка-экспедитора в Шармандии, сенбернара по имени Бернар, который частенько его выручал с оформлением документов) – это три, – размышлял он. – В Подоблачной отгружаемся в воскресенье, если Кот не врет – Это четыре. И вообще впереди выходные, погода отличная – это пять! Махну-ка я куда-нибудь на природу, все равно пока ничего не грузится…»

 

Другие публикации автора: 
Диана ПИЛОЯН

директор логистической компании «Диалогистика»